?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Автор: Медведева Виктория Геннадьевна, 10 класс

Руководитель:

Луганская Галина Степановна,

учитель русского языка и литературы

МОУ «Мазская средняя общеобразовательная школа



В справочнике по административно-территориальному делению Вологодской губернии-области июнь 1918 - 14 января 1965 г., который находится в архиве г. Череповца сказано о том, что в 1927 г. на территории Кадуйского района были расположены 31 сельский совет: Андогский, Андроновский, Барановский, Бойловский, Больше-Горский, Вахонькинский, Великосельский, Вертягинский, Вбронский, Георгиевский, Глебовский, Заозерский, Заэрапский, Ишкобойский, Кадуйский, Конецкий, Кузьминский, Лойденский, Мазский, Никановский, Петухский, Прягасвский, Пусторадицкий, Реконецкий, Сиучский, Старухский, Танищский, Уйтинский, Хохловский, Ципелёвский, Шикше-Островский.

Среди них присутствует Заэрапский сельсовет, в который входили деревни: Шоборово, Верхний Двор, Уйта, Капчино, Заэрап и др. Он существовал с 1926 до 1930 года.

Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 18 июня 1954 года Заэрапский сельский совет был объединён в Мазский. (Данные из Кадуйского архива). На момент 1926-1930 гг. в Верхнем Дворе по переписи 1926 года проживало 437 человек: женщин – 224, мужчин – 213; в 1933 году – около 460 человек.

Откуда же произошло название д. Верхний Двор?

Первое упоминание д. Верхний Двор в исторических документах относится к 1626 году. (Источник «Родословие вологодской деревни». Вологда, 1990 г.).

Из словаря географических названий Вологодской области Ю.И.Чайкиной:

Верхний Двор, деревня Мазского сельсовета Кадуйского района. Во второй половине XVII в. селение было частновладельческим: «Волость Сухач, за Ф.И.Обуховым в поместье полдеревни Верхнего Двора» (СПК Белоз 1678, л.96). В глубокой древности слово двор могло обозначать не только усадьбу, но и селение, поскольку преобладающим типом поселения в древней Руси была однодворная деревня. Отсюда Верхний Двор – это верхняя (по отношению к чему-то) деревня.

На картах Новгородского наместничества 1792 и 1794 годов обозначена как Дворъ.

А если посмотреть на карту начала XIX века (Приложение 1), когда ещё не было даже Октябрьской железной дороги, которая проходит сейчас невдалеке от д. Верхний Двор, то можно увидеть уже название Верхний Двор. А вот другая карта говорит о том, что в этом же XIX в. появилась железная дорога. (Приложение 2).

Из военно-статистического обозрения Россiйской имперiи.

Издаваемого по высочайшему повелению; при 1-мъ отделенiи Департамента Генерального Штаба. Том III Часть 3. Новгородская губерния.

Санктпетербургъ. 1849. А именно из алфавитного списка мест, удобных для помещения различных штабов, ротных и эскадронных дворов в Новгородской губернии:

Какого уезда. ___________________________Белозерск.

Названiе местъ. _________________________Верхнiй дворъ.

Число дворовъ. _________________________12

Величина раiона въ верстахъ. _______________9

Число деревенъ въ раiоне. ________________25

Сколько въ нихъ дворовъ. ________________170

Всего число дворовъ. ____________________182

Для какого рода войскъ преимуществ. удобны.______Для пехоты.

Примечанiя. ___________________________При р. Колпи.

В Новгородском сборнике под ред. П.Богословского, Новгород, 1865 г.:

Верхний двор стоит на высоком месте, при нём протекает Старунья из Колпи, 33 двора, из них 5 белых, а прочие курные.

Данные из «Списка населённых мест Новгородской губернии. Выпуск XI. Белозерский уезд. Составлен под редакцией секретаря Новгородского губернского статистического комитета Н.П.Володина. Новгород. Губернская типография. 1912 год»: Деревня Верхнiй Дворъ>

- Верхне-Дворскаго общества.

- Занятыхъ в поселенiи посторойками дворовыхъ местъ – 63.

- Жилыхъ строенiй – 109.

- Число жителей: мужчинъ – 195, женщинъ – 219, обоего пола – 414.

- Занятiе жителей: главное – земледелiе, подсобное – сплавъ леса.

- Есть мелочная лавка (мелочная лавка – универсальная лавка, торгующая в розницу).

От дер. Верхнiй Дворъ до приходской церкви 1 верста.

(Верста=1066, 781 метра).

Работая в Череповецком архиве, меня заинтересовала архивная опись №1 - запись под №153. Она звучит так: «Дела лишённых избирательных прав и по индивидуальному обложению кулацких и зажиточных хозяйств Заэрапского сельсовета».

А именно то, что у некоторых записей нет отчеств, а также не у всех известны точные даты года рождения. Но вот мне стало интересно, что фамилия, например, Малышев до сих пор известна в д. Верхний Двор, и сейчас там проживают люди с такой фамилией.

Анализ архивных документов показывает, что крестьяне Кадуйского района направлялись на спецпоселение в Алданский район Якутской АССР, Амурскую область и Хабаровский край, где должны были работать на золотых приисках.

Поразило то, что судьба многих из них трагична: одни умирали ещё по дороге на спецпоселение, другие – в первые месяцы и годы нахождения в спецпосёлках от голода, суровых погодных условий, ужасных условий труда, эпидемий и болезней.

Книга «Кадуй» (Вологда «Русь» 2005 стр. 179) позволила познакомиться с воспоминаниями очевидцев этих страшных событий. Сёстры Смирновы, которые были высланы в составе семьи раскулаченных в апреле 1931 года из д. Шоборово Заэрапского сельсовета, в своём заявлении, направленном в УВД Вологодской области, писали: «В 1931 г. 1 апреля нас увезли всю семью из 5 человек (отца, мать и нас – троих детей 20, 13 и 7 лет) в районный центр – на станцию Кадуй Вологодской области. В центре мы пробыли трое суток, там народу было целая школа. Всех нас погрузили в товарные вагоны (в дверях решётки) и повезли нас на Дальний Восток. Ехали мы в течение двух недель с большими остановками. Не доезжая Большого Невера, нас повернули в сторону, там была площадка под названием «посёлок Бушуйка» из ситцевых палаток. Там стояла буржуйка, было очень холодно. С половины апреля и май для нашей компании стали делать из досок бараки. Мы в этих бараках жили до ноября месяца. Мама умерла от инфаркта. Началась большая эпидемия. Стали сортировать людей, всю рабочую силу от 14 до 50 лет стали отправлять в город Алдан на золотые прииски. В том числе увезли нашу старшую сестру Валю, потому что у неё были документы о рождении. Прожили мы в посёлке Бушуйка до декабря 1931 года. В бараках стало очень холодно, тогда нас стали отправлять, у кого есть родные на золотых приисках, и повезли нас к сестре, но не тут-то было. Доехали до Яблочного хребта, были такие снежные заносы, что пришлось остановиться и жить там три месяца – январь, февраль и март… Вот тут-то нас застала большая катастрофа. Мы стали голодать, конечно, народ стал умирать от голода. Папа стал давать свой паёк нам, стал худеть и заболел, его увезли в больницу. 17. 02. 1932 года папа умер на станции Нагорная, больница похоронила его. Мы, две сестры, остались с чужими людьми. Они нас не бросили, привезли в город Алдан, прииск Средне-Сталинск… где жила наша сестра Валя».

Но жизнь деревни Верхний Двор продолжалась. Как свидетельствуют материалы журнала «Край родной» №13 (стр.76) Кадуйского краеведческого музея им. А.Г.Юкова, «бурной, очень бурной в жизни Верхнего Двора была осень 1930 г. Собрания следовали одно за другим, и всё чаще упоминалось на них незнакомое слово «колхоз».

Не сразу решились мужики вступить в него, да многих и дома к тому же не было. Окончив полевые работы, они уехали на заработки на Мурман и в Архангельск. Мужики наши издавна были лесорубами.

Пока оставшиеся дома вдовы гадали-спорили, под боком у них, на хуторах Большое Поле и Смердиль, образовался колхоз «Ударник» (председатель Государенков И.Ф.), отрезавший лучшие сенокосные угодья по правому берегу реки Колпь. Очевидно, это и подтолкнуло бедноту Верхнего Двора объединиться в одно хозяйство осенью 1930 года. Далеко не все жители деревни Верхний Двор вошли сразу в колхоз. Первоначально колхоз «Победа» объединил 15-20 хозяйств из большой деревни в 80-90 дворов. Организаторами колхоза были Морошкин Павел Степанович (одно время он позднее работал зав. Кадуйским Райпо – погиб в Великую Отечественную войну) и Назаров Кирилл Матвеевич, который был избран председателем колхоза. Он бессменно руководил хозяйством в течение 7 лет. Это был опытный, знающий дело человек. Вопреки прогнозам некоторых зажиточных крестьян, колхоз не распался, а наоборот, рос. Весной 1931 года, по возвращении мужиков с заработков, он объединил практически всех жителей деревни.

В ту же зиму 1930/31 года в д. Шоборово, что в одном километре от д. Верхний Двор, образовался колхоз имени 2-го областного съезда Советов. Председатель его – Шаталкин Кирилл Петрович – позднее зав. отделом пропаганды Кадуйского РК КПСС (погиб в Великую Отечественную войну).

Кстати, в этой деревне ещё в 1927 году был организован колхоз под названием «Утренняя заря», председатель – Малышев Тимофей Максимович. Но он не был зарегистрирован, т.к. в члены его, наряду с беднотой, входили и такие люди, как поп Никольско – Сухотской церкви Богоявленский.

Итак, к лету 1931 года по соседству друг с другом образовались 3 колхоза: «Победа», «Ударник», имени 2-го областного съезда Советов. Год они работали отдельно, а на следующий год объединились в один колхоз «Победа первая» (на территории Заэрапского сельского совета была ещё «Победа вторая» - Уйта и Капчино). Председателем был избран Назаров Кирилл Матвеевич, 1898 года рождения. Всё трудоспособное население было разбито на 8 бригад. Вот фамилии некоторых первых бригадиров: Сазонов Е.Т., Цирульников М.И., Невелов И.К., Прозоров Д.И., Метлухин Т.И., Исаков Г.А., Петрушин С.К. и др. Счетовод колхоза – Аксёнов С.С.

Председатель колхоза Назаров К.М. был очень энергичным, умелым руководителем, рачительным хозяином, и колхоз при нём быстро пошёл в гору, год от года умножая своё богатство, увеличивая доходы. Большую помощь колхозу в его укреплении оказали шефы – Ленинградская военно-морская академия.

Первоначально машин в колхозе почти не было (было 2-3 конных молотилки, несколько веялок, сортировок и, пожалуй, всё), а объём работ был очень большой. Колхоз засеял 110-120 гектаров озимой рожью, 120-140 га овса, сажал 60-70 га картофеля, сеял вдобавок яровую рожь, ячмень, пшеницу, гречиху, лён. Землю хорошо обрабатывали и удобряли местными удобрениями и на песчаных почвах получали хорошие урожаи. Валовый сбор зерна доходил до 3000 – 3200 центнеров, картофеля до 6000 – 7000 центнеров. На трудодни выдавали не только зерно (2,5 – 2,6 кг на трудодень), но картофель и даже льносемя. Много зерна колхоз сдавал государству, отчисляя на фураж, и имел переходящие семенные фонды на всю площадь посева.

Но не хлебом единым сыт человек. Поэтому колхозники и руководство беспокоились о другом. В д. Шоборово на площади в 3 гектара был разбит прекрасный сад с яблонями разных сортов, клубникой, малиной и чёрной смородиной. К концу руководства колхозом Назарова К.М. сад уже хорошо плодоносил, и на колхозных праздниках (а они устраивались дважды в год) на столах была продукция из своего сада и огорода (а также выращивали много огурцов, помидоров, моркови и др.). Сад и огород давали хороший доход колхозу. Возглавляли работу его опытные энтузиасты: Сычёва Павла Петровна и её муж Сычёв Осип Иванович.

Много сил и энергии, а также знаний и опыта вложил в полеводство «колхозный агроном», инспектор по качеству, как его тогда называли, Константинов Никифор Константинович, который позднее, в годы Великой Отечественной войны, руководил колхозом.

С развитием полеводства росло и животноводство, хотя ведущей отраслью оно тогда в колхозе не было. С самого начала организации в колхозе было создано несколько животноводческих ферм. Ферма крупного рогатого скота насчитывала 210-220 голов скота, в том числе 80-85 коров. Коровы были низкопродуктивные, местной крестьянской породы, но и при этом колхоз получал сравнительно большой валовый надой молока, до 60 тысяч литров, из которых 50-55 тысяч сдавал государству. Была в колхозе и свиноферма. Одних свиноматок на ней доходило до 42. Свиноферма снабжала поросятами не только своих колхозников, но и колхозников из соседних колхозов, даже возили поросят продавать в Кадуй, Андогу, Бабаевский район и др.

В колхозе было больше 100 лошадей. Лошадей очень берегли, ведь основные работы в колхозе выполнялись на лошадях.

В первый год весь общественный скот стоял на дворах колхозников, колхозных скотопомещений не было. Поэтому была организована строительная бригада, которую возглавил Холопов В.И. Бригада построила в первые же годы конюшню, свинарник, коровник, телятник, несколько картофелехранилищ, силосную башню.

Постепенно в колхозе стали появляться машины. Благодаря помощи шефствующей организации – Ленинградской военно-морской академии – колхоз заимел нефтедвигатель, мельницу, полусложную молотилку и др. В освоении этих машин большую пользу оказал колхозный механик – самоучка Белышев П.В. На курсы трактористов из Уйтинской МТС были отправлены несколько человек, из которых в дальнейшем выдвинулся опытный механизатор, один из первых комбайнёров района – Головешкин А.Г.

Итак, рос колхоз, росли и люди. Далеко не все замечательные труженики колхоза перечислены здесь. Сколько прекрасных людей колхоза – скотниц, свинарок, жниц, пахарей, косцов – можно было бы назвать ещё. О том, как они работали, подымая и умножая артельное хозяйство, говорят те цифры, которые названы выше. Хочется к ним добавить ещё одни – на всех работах в хозяйстве ежегодно колхозниками зарабатывалось 50-55 тысяч трудодней. Колхоз по праву считался одним из лучших в нашем районе. Что это так – не раз отмечалось в те годы. Этому колхозу первому был вручен Акт на вечное пользование землёй. Жители и сейчас помнят торжественный день 27 сентября 1934 года (дата со слов). В большом новом здании детских яслей собрались члены колхоза, приглашённые колхозники соседнего колхоза «Новый путь». На торжество приехали гости из района. Председатель РИКА Фотиев вручил колхозу Акт на вечное пользование землёй, здесь же премировали лучших колхозников, выслушали приветствия гостей, закончили банкетом.

С тех пор 27 сентября стал днём колхозного праздника, к нему готовились и отмечали его окончанием полевых работ.

Но история колхоза на этом не заканчивается, потому что история колхоза – это и его люди. Нельзя не сказать о двух женщинах-героинях, навечно оставшихся в памяти людской, о которых я узнала из бесед со старожилами (они их хорошо помнят) и из книги «Ветераны Великой Отечественной Вологодская область Кадуйский район» (Вологда 2002 г. стр. 32). Это Пелагея Степановна Елесина и Прасковья Ивановна Корнилова.

В один из майских дней 1962 года вспыхнул пожар на телятнике. Телятница Пелагея Степановна Елесина задавала корм шестидесяти двум телятам. У её напарницы Прасковьи Ивановны Корниловой был выходной день. Пожар начался в кормокухне, охватил крышу телятника. Занятая делом, Пелагея Степановна ничего не замечала, пока не распахнулась дверь и с криком «Горим!» не вбежала Прасковья Ивановна. Первая мысль у женщин была не о своём личном спасении, а о спасении телят. Занялся тамбур, местами прогорел и провалился потолок, телята ошалели, их надо было буквально вытаскивать. Когда сбежались люди, уже надо было спасать самих телятниц. Прасковью Корнилову вытащили из огня мёртвой, Пелагея Елесина была жива, но в тот же день скончалась в больнице. А половина телят были спасены. Пелагее Степановне к этому времени было 44 года. В 1941 году она ушла на фронт сандружинницей, была медсестрой в полевом госпитале, с госпиталем дошла до Берлина. Демобилизовалась только в конце 1945 года и сразу же пошла работать на ферму.

В перелеске между деревнями Шоборово и Заэрап стоит скромный обелиск. На нём золотыми буквами высечены имена славных женщин – Пелагеи Степановны Елесиной и Прасковьи Ивановны Корниловой. Каждую весну мы посещаем этот памятник.

Колхоз был один на три деревни: Заэрап, Верхний Двор и Шоборово. В войну строили аэродром, убежища, ангары, готовили оборону, потому что осенью 1941 года немцы 8 ноября взяли Тихвин, бомбили Уйту. Кадуйский район становится прифронтовым. Здесь ведутся оборонные мероприятия.

С призывом «Всё для победы!» обращались бойцы с войны. На страницах нашей районной газеты за 1941 – 1945 гг. можно увидеть эти призывы, в том числе и жителей Верхнего Двора. Одно из них напечатано в книге «Кадуйские зори» (стр. 93-94):

«Я, старший сержант Колпин Филипп Андреевич, обращаюсь к колхозникам и колхозницам своего родного колхоза «Победа 2-я», Заэрапского сельсовета, с призывом работать с удвоенной энергией, всемерно усиливать помощь фронту.

Я призываю колхозную молодёжь крепить дисциплину в колхозе, неустанно изучать военное дело.

Дорогие колхозники, с вами вместе проживает и работает моя жена с малыми детьми и престарелая мать. Они окружены заботой с вашей стороны. Это воодушевляет меня на новые боевые подвиги на фронте во славу нашей Родины.

Только в 1943 году я получил 2 правительственные награды: медаль «За отвагу» и орден Боевого Красного Знамени. Недавно, участвуя в боях с малой группой бойцов, я разбил замыслы противника и обратил его в бегство во много раз численно нас превосходящего. Командование высоко оценило мой боевой подвиг, наградив не только меня, но и личный состав бойцов. Это обязывает нас ещё беспощаднее бить фашистских гадов.

Заверяю вас, дорогие колхозники, что я впредь буду бить врагов ещё больше и везде, где только будет возможность.

Победа недалека. Вы поможете нам ускорить её своим героическим трудом в тылу.

С приветом старший сержант

Ф.А.Колпин

18 октября 1943 года».

Из Верхнего Двора на фронт ушли 80 человек, а 64 погибли и пропали без вести. Жители Верхнего Двора вправе могут гордиться своими земляками, которые проявили себя во время Великой Отечественной войны. Пятерым кадуйчанам присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Один из них – Владимир Степанович Белышев – житель деревни Верхний Двор. Он был призван в армию в 1941 году. Почти с самого начала войны беспрерывно участвовал в боях. За бои на Кубани в 1942 году – 2 боевых медали. Затем форсирование Керченского пролива и освобождение Керчи – орден Отечественной войны 2-й степени. Освобождение Феодосии и освобождение Севастополя – ещё 2 боевые медали, форсирование Вислы, освобождение Варшавы – орден Славы 3-й степени, бои на Одере и бои за Берлин – орден Славы 2-й степени. А после войны – целый комплект почётных грамот за ударный труд в колхозе, потом в совхозе.

А подполковник Фёдор Федосеевич Государенков (тоже из д. Верхний Двор) командовал батальоном, перенёс тяжёлое ранение, снова вернулся в строй. В газете «Заря коммунизма» № 67 от 9 июня 1984 г. из статьи военного историка Чистикова П.А., находящейся в нашем музее, написано, что по боевым наградам можно проследить его боевой путь. Высший орден Народной Польши «Милитари Виртути», медали «За Варшаву», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» - указывают на то, что ветеран Великой Отечественной войны шёл к сердцу фашистского логова дорогой главного направления через Варшаву. О вкладе его в дело нашей Великой Победы рассказывают 2 ордена Красного Знамени, 2 Отечественной войны 2-й степени и 2 ордена Красной Звезды.

А перед этим с 1932 г. работал в РККА (рабоче-крестьянская Красная армия), закончил обще-войсковое училище, стал офицером. Он участник боёв на озере Хасан на Дальнем Востоке в конце 30-х годов, в боях под Москвой в Великую Отечественную войну, отличился в боях под Великими Луками, назначен командиром батальона особого назначения, участник Курской битвы, прошёл через Белоруссию, Польшу, дошёл до Берлина. 8 мая 1945 года он был комендантом в Карлхорсте, где советское командование принимало акт о безоговорочной капитуляции от немецкого командования, в июле – августе 1945 года был комендантом охраны дворца в Постдаме, где проходила конференция четырёх держав, а потом комендантом советской охраны дворца Правосудия в Нюрнберге, где судили главных фашистских военных преступников.

Служил в Германии в группе советских войск до 1949 г., с 1949 по 1952 год работал заместителем республиканского военкома Аджарской АССР, с 1953 по 1956 – начальником отдела боевой подготовки облвоенкомата Южно-Осетинской АССР.

С 1956 г. в отставке проживал в Приозерске Ленинградской области, где более 10 лет успешно исполнял обязанности начальника штаба гражданской обороны города и района.

Послевоенная служба отмечена орденами Красного Знамени и Красной Звезды, а многолетний труд после армии – медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина».

Прошлой осенью мы ездили познакомиться с Ермаковой Галиной Михайловной, которая весной, к сожалению, умерла. Беседуя с ней, я узнала, что её призвали на фронт, т.к. была не замужем. Работала во время войны на передовой при полке в санитарной части на Волховском фронте. Обрабатывали раненых, отправляли в госпиталь. В санчасти было всего 2 врача. Видела немцев, было, конечно, страшно. В 1943 г. при отступлении Галину Михайловну контузило и ранило в ногу. Она ничего не слышала. 3 месяца лежала в Ярославском госпитале. После выздоровления её комиссовали, и она приехала домой, на родину, в Верхний Двор. И до пенсии работала в медпункте в д. Шоборово.

Жителям деревни есть, кем гордиться. Вот ещё одно имя: Константинов Василий Никифорович. Этот верхнедворец 12 лет работал 1-м Секретарём Горкома партии в Таллине, потом – в Министерстве труда и социальной защиты, затем – в Верховном Совете Эстонской ССР. Он вошёл в словарь 3-х тысяч видных государственных и политических деятелей Эстонии. Награждён орденом «Знак Почёта» и 2-мя орденами Трудового Красного Знамени.

Закончилась война, жизнь в д. Верхний Двор продолжалась. Из беседы со старожилом д. Верхний Двор Сидоровым Леонидом Михайловичем я узнала, что в 50-е годы, при Хрущове, сеяли кукурузу. Весь народ был отправлен на выращивание кукурузы от мала до велика, работали все школьники. Весь народ был разбит на звенья, и каждое звено отвечало за свой участок кукурузы. По вечерам специально был организован на поля подвоз воды на лошадях, тракторах… А Леонид Михайлович ездил даже в Москву к Хрущову на совещание черноземной зоны.

До 1969 г. в д. Шоборово, что рядом с Верхним Двором, была школа. Её закрыли в 1969 г., и все дети стали учиться в д. Маза.

А ещё от старожилов Рогозиной Анны Васильевны и Петрушиной Анастасии Степановны я узнала, что все улочки в деревне имели свои названия: Шаланятский край, Охаятский край, Сухарятский край и т.д. И покосы имели тоже свои названия: Липовский, Подванщино, Плёсо, Березуга, Глухарица, Епрёво, Езинец, Частушник, Урочища.





Приложение № 1
19 век
«19 век» на Яндекс.Фотках

Приложение № 2
20 век
«20 век» на Яндекс.Фотках

Старожилы деревни Верхний Двор Петрушина Анастасия Степановна, Сидоров Леонид Михайлович, Рогозина Анна Васильевна
(слева направо)
Старожилы деревни В. Двор
«Старожилы деревни В. Двор» на Яндекс.Фотках